Т. Петренко, «Алена Яковлева: куклы - мистические существа», ТВ-парк, № 29, июль 2007

Актриса Алена Яковлева неравнодушна к куклам, в ее домашней коллекции их более пятисот — здесь и плюшевые игрушки, и фарфоровые статуэтки, и эксклюзивные куклы ручной работы. Хотя увлечение началось недавно, своего дома без этих созданий Алена себе уже не представляет.

В детстве куклы Алену не слишком интересовали. Дочь известного актера Юрия Яковлева занималась фигурным катанием и гоняла с мальчишками в хоккей. Бабушка с ног сбивалась, разыскивая ее по дворам. Тем не менее как у всякой девочки, у нее были куклы. Их было около двадцати, но они мирно лежали в нижнем ящике старого секретера. В любимчиках ходили двое: Андрюшка, купленный за пять рублей, и кукла, которую, как маму, звали Кира. Кукла была фарфоровая с двумя заплетенными косичками, но Алена выдрала ей ресницы, так что в уголках глаз торчало по два волоска. Увлечение Алены куклами началось, когда она уже давно стала взрослой, выступала (как, впрочем, и сейчас) на сцене Театра сатиры и уже была мамой дочки Маши (первым мужем актрисы и папой Маши был Кирилл Козаков).
— Алена, куклы, наверное, появились с рождением дочки?
— Маше дарили много кукол, особенно почему-то Барби, но она в них не играла. Все Барби лежали с оторванными головами. Когда дочь подросла, мы собрали целую сумку игрушек и отвезли в монастырь для детей-сирот. Так что Маша тут ни при чем.
— С чего же тогда началась ваша коллекция?
— Я играла в театре «Модерн» главную роль в спектакле «Катерина Ивановна» по Л. Андрееву. Актриса Театра сатиры и моя близкая подруга Маша Ильина подарила мне куклу. Я открыла коробку, и у меня мурашки по коже. Кукла была точной копией моей героини! Я принесла подарок домой, поставила на полку. Вот тут-то все и началось. Почти сразу мой партнер по многим спектаклям Юрий Васильев подарил статуэтку из папье-маше Ангел, а Спартак Мишулин — Даму с собачкой. И я сама из всех поездок начала привозить что-нибудь в коллекцию. Лулу (она похожа на мою героиню из спектакля в Театре на Малой Бронной), например, прибыла из Нью-Йорка. А вот это тряпичное чудо, Старушку с хворостом, я нашла в Тунисе, красавицу в сиреневом платье — в Греции, а эту добрую бабульку — Сеньору в пенсне — в Канаде. Прознав о моем увлечении, кукол мне стали дарить. Соседка для моей сеньоры принесла Испанского сеньора. Юра Васильев сначала дарил ангелов, а потом — изысканные бронзовые статуэтки. А Федя Добронравов подарил куклу, похожую на Фиону из «Шрека».
— А зрители?
— Поклонники чаще всего дарят мягкие игрушки. Последний раз подарили Мишку. Казалось бы ничего особенного — симпатичный плюшевый медвежонок, но на нем красная кофточка, связанная руками. Это так трогательно. В каждом таком подарке тепло, частичка души людей, которые приходят ко мне на спектакли.
— Ваши куклы очень разные, некоторые и не куклы вовсе. Что же вы все-таки собираете?
— Вначале я собирала все: от фарфоровых статуэток и плюшевых игрушек до дорогих кукол. Но потом поняла, что если так будет продолжаться, то квартира превратится в музей, в котором для меня самой места не останется. И я стала обращать внимание на авторские работы. Так появились Раневская, Хранитель очага, Францисканский монах отец Марио. Губернатор Новосибирска на день рождения преподнес мне очень интересную авторскую вещь — Ангела, но у него перья настоящие, они облетают, и я стараюсь его не трогать. Художник Олина Вентцель сделала для меня Оле Лукоие.
— У вас для кукол как-то нет определенного места, они расселились по всему дому.
— Они полноправные жители этой квартиры. Оле Лукойе обитает в спальне. У него два зонтика: черный и белый, и я под его взглядом засыпаю. На той стенке, где я устроила «бабушкин уголок», висит кукла-марионетка Наблюдатель. Он настороженно относится к новым обитателям. Кого-то принимает, кого-то нет.
— Что, и прогнать может?
— Я купила во Франции Эльфа со свечкой. Поставила его на видном месте. Он был такой воздушный и очень красивый. Наблюдателю он, видно, сразу не понравился. И что же вы думаете? Я Эльфа разбила!
— Вы ведь его случайно разбили...
— Не знаю... Куклы — мистические существа. Этот дом 1903 года постройки. Здесь жил Кащенко. Тут всякое происходит. Моя кошка, Дуся, на обои бросается, ловит кого-то. В кабинете вообще кто-то живет. Я его подкармливаю: хлебушек оставляю, стопочку водки. Так что куклы меня, может быть, и охраняют.
— Для вас они, кажется, как живые существа...
— Конечно! Я прихожу из театра и как будто снова попадаю в театр. Удивляюсь, как я без них столько лет жила. Сажусь на диван. Здороваюсь с ними: «Добрый вечер, ну, как дела?» Иногда говорю вслух, потом одергиваю себя: «С кем это я разговариваю?», но, оглянувшись, понимаю, как много у меня собеседников. Они ничего плохого не скажут, косо не посмотрят. Я их к себе приучаю, пересаживаю, если думаю, что им неуютно.
— Мне кажется, у вас тут есть такие уродцы! Скрюченная старуха в очках, например. Куда ее ни сажай, она все равно смотрит косо.
— Я не против некрасивых кукол. Например, когда прихожу на выставки, у меня глаза загораются, мне хочется купить все, но красивые куклы нужны всем, а некрасивых беру я, ведь они очень трогательные. Если кукла называется «Возьмите меня», я не могу ее не взять. У меня и с животными такие же отношения. Пятнадцать лет в моем доме жила абсолютно помоечная собака. Шесть лет живет подъездная кошка Дуся. Она была дикая, подрала обои, поцарапала мебель, а сейчас, мне кажется, у нее с куклами сложились какие-то свои взаимоотношения.
— Куклы могут вас чем-то удивить?
— В центре Лондона я увидела на прилавке куклу-старушку. Спрашиваю у продавщицы: «Кто это?» Она отвечает: «Красная Шапочка». Выворачивает куклу и получается Красная Шапочка, потом снова выворачивает — а там Серый Волк. Сшито примитивно, но сама идея! В одной кукле несколько персонажей. У хозяйки есть сертификат, на бирке написано «Живые сказки». А недавно на выставке в Москве увидела двух кукол, старика со старухой. И называется эта компания «Как молоды мы были». Договорилась, что их куплю. Пришла в театр, Юре Васильеву рассказала о находке: «Это вылитые мы с тобой!»
— Он на «старика» не обиделся?
— Что вы, ему теперь не терпится посмотреть на этих старичков!
— У вас есть любимые куклы?
— Есть, но я никогда об этом не говорю, потому что все остальные обижаются.