Журнал [R]art, Работы Олины Вентцель в музее им. А.С. Пушкина, подборка публикаций.

«Почерк мастера»

Назвать точное количество кукол, которые живут в этом доме, не берется даже их хозяйка. Они повсюду - на полках, на стульях, на подоконниках, на старинном резном буфете, на огромном столе.
Среди них - и дамы в роскошных нарядах, и кавалеры в камзолах и плащах, и исторические персонажи, такие как Петр I и Уинстон Черчилль, и английская королева, и Наполеон, герои любимых художественных произведений - Арбенин, Гамлет, Онегин, Татьяна...
Они пришли из разных эпох, из разных книг и разных историй. Но есть у них нечто, что объединяет их раз и навсегда. Это почерк Мастера, их создавшего. Почерк удивительной женщины и необыкновенной художницы - Олины Дмитриевны Вентцель.

"Два метра красоты и обаяния"
В кукольный мир Олину Вентцель привела... любовь. Самая настоящая - та, про которую обычно говорят "на всю жизнь". Случилось так, что в начале 70-х годов в Ленинград с гастролями приехал из Москвы театр кукол. А вместе с ним - режиссер Юрий Вентцель. Сама Олина Дмитриевна с нежностью говорит о нем: "Два метра красоты и обаяния". Первая же встреча молодого, полного творческих планов режиссера и талантливой, яркой, очаровательной художницы по костюмам театра Товстоногова Олины стала для них судьбоносной. В Москву Юрий Вентцель возвращался, что называется, уже "вполне женатым человеком". А вскоре, оставив город и друзей, которые ее очень любили, театр, где ее уважали и ценили коллеги, Олина переехала в столицу. И пришла работать в областной театр кукол - к мужу. Здесь Олина Вентцель освоила еще одну профессию - художника-кукольника.
- Вместе мы сделали 28 спектаклей, - вспоминает Олина Дмитриевна. - Каждую куклу - от главных героев до "массовки", каждый костюм, каждый головной убор, каждое украшение - все своими руками.

"Я за то, чтобы сказка имела счастливый конец"
Но то были куклы театральные, а куклы, прославившие художницу Вентцель не только в России, но и в мире, возникли гораздо позже, с появлением в жизни Олины Вентцель еще одного Юрия - Юрия-младшего, внука Юрочки. Когда мальчик был совсем маленьким, бабушка Олина, рассказывая сказки, разыгрывала для него целые кукольные спектакли. А когда Юра стал старше, Олина Дмитриевна стала читать ему вполне взрослые серьезные книги. Среди особо любимых оказались "Маленький принц" А. Сент-Экзюпери, сказки Г.Х. Андерсена и даже пьесы В. Шекспира. И в какой-то момент Олина Дмитриевна поняла, как научить мальчика читать произведения - проникая в их суть, вникая в тонкости, чувствуя красоту слова и глубину мысли, а не просто научить грамоте.
- О каждом персонаже ребенку нужно не только рассказать, но и показать его - дать возможность потрогать его руками, рассмотреть в деталях костюм, выражение лица, даже поиграть с ним, - убеждена Олина Дмитриевна. - Ведь кукла - это первый толчок к познанию. Причем в этом случае все происходит органично, никакого насилия, все знания - результат эмоционального интереса ребенка.
Так, благодаря романтической трагедии В. Шекспира "Ромео и Джульетта", которую Олина Дмитриевна читала вместе с Юрой, появился первый кукольный цикл "Венецианский карнавал", героями которого стали семьи Монтекки и Капулетти.
- Меня просто переполняла любовь к Венеции, - рассказывает художница. - И я решила реализовать ее, создав весь многочисленный двор враждующих семейств, нарядив их в костюмы эпохи расцвета венецианских карнавалов. Но Олину Дмитриевну, которая живет по принципу "Никогда не держать ни на кого зла и никому не завидовать", совершенно не устраивали недружественные отношения, в которых пребывали Монтекки и Капулетти, благодаря замыслам автора.
- У меня Ромео и Джульетта живы и здоровы, -улыбается Олина Дмитриевна. - Более того, у них уже есть дети и внуки, и они принимают у себя гостей, специально устроив для этого бал-маскарад. Я зато, чтобы сказка имела счастливый конец. Это моя жизненная философия. Человек должен надеяться, верить и видеть красивое.

"Храни меня, мой талисман"
Слушая, как Олина Дмитриевна рассказывает о своем "маленьком народце", понимаешь, что самый нелепый вопрос, который можно задать ей, - это вопрос о самой любимой кукле. Это все равно, что спрашивать о самом любимом ребенке многодетных родителей. Каждая кукла - это отдельная история, со своими муками творчества и радостью побед. Однако особая, которая очень много значит в жизни Олины Вентцель, у нее все же есть - это кукла Владимира Высоцкого.
- В моем представлении Владимир Высоцкий - это Пушкин нашего времени, - говорит Олина Дмитриевна. - Ни в одной его строчке нет ни нотки пошлости, цинизма или хамства. При всех перипетиях его жизни, Владимир Высоцкий был и остается русским человеком. Я бы назвала его - русский аристократический босяк, который даже столько лет спустя не перестает поражать меня многогранностью своего таланта - как поэт, как актер, как бард. Наверное поэтому в коллекции Олины Вентцель кукол Владимира Высоцкого несколько -Высоцкий-Гамлет, Высоцкий-Дон Жуан из "Маленьких трагедий" Пушкина, а недавно появился еще один - Высоцкий-Арбенин из лермонтовского "Маскарада".
- Невероятно, но это на самом деле так: стоит только мне немного загрустить или даже приуныть, устав от каких-то жизненных сложностей, вдруг - песней ли, стихами ли, киноролью ли - рядом со мной возникает Владимир Высоцкий. И буквально на следующий день проблема, еще вчера казавшаяся неразрешимой, как-то улаживается...
А все потому, наверное, что когда-то очень давно Олина Дмитриевна не побоялась вступиться за Высоцкого перед лицом "высокого собрания". Оказавшись свидетельницей заседания партийных чиновников, обсуждавших "несоветский" облик и творчество поэта, Олина Вентцель, обращаясь к ветеранам, коих среди заседавших было немало, сказала: "Да за одну только песню "Братские могилы" мы должны ему при жизни памятник поставить!"

Персональный театр
Если собрать всех кукол, созданных ОлиноЙ Вентцель в честь "театральной братии", можно открыть настоящий драматический театр. Есть здесь и актеры, да еще какие - Андрей Миронов, Фаина Раневская, Евгений Леонов, Иннокентий Смоктуновский, Ростислав Плятт, Олег Даль, Олег Янковский и др. Есть и режиссеры - Марк Захаров и Юрий Вентцель. Даже свой драматург имеется - Григорий Горин.
- Это мое признание в любви, мое восхищение талантом, - говорит Олина Дмитриевна. - Невозможно передать удовольствие оттого, что делаешь куклу героя, которым восхищаешься, которого безмерно уважаешь!
И хотя Олина Дмитриевна говорит, что не стремится к портретному сходству, потому что "если делать подлинный портрет, то лицо перестает быть живым и становится похожим на слепок", не узнать прототип в ее куклах просто невозможно. Олина Вентцель обладает воистину Божьим даром улавливать и передавать самые, казалось бы, неуловимые, самые нюансные, но такие узнаваемые черты.

"Королева в восхищении!"
Пять лет назад к 60-летию королевы Дании Маргретты II Олина Вентцель приготовила подарок - куклу в честь Ее Величества. Подарок русской художницы произвел на королеву такое впечатление, что Маргретта II поставила куклу в личных покоях.
- Я просыпаюсь, смотрю на свою куклу и вижу, что я красивая, - пояснила Ее Величество Маргретта II.
А некоторое время спустя королева решила, что нельзя прятать такую красоту от своих подданных и обратилась во всемирно известный парк "Леголенд" с просьбой найти в нем творениям Олины Вентцель достойное место, чтобы ими могли любоваться все посетители парка. Сегодня в "Леголенде" в специальных витринах выставлено пять работ Олины Дмитриевны - королева Маргаретта II, датская принцесса Дагмара, ставшая женой русского царя Александра III, герой сказок знаменитого датского сказочника Г.Х. Андерсена Оле Лукойе и герои древней истории Дании - викинги. Однако на этом монаршая история кукол Олины Вентцель не закончилась. Чуть позднее в датском музее великой княгини Ольги Александровны, сестры последнего русского императора Николая II, поселилась кукольная династия - все одиннадцать членов семьи Николая Александровича.

Сказки датского королевства
Надо сказать, к Дании у Олины Вентцель вообще особое отношение. И это не удивительно - ведь там родился и жил сказочник Ганс Христиан Андерсен.
- На мой взгляд, сказки Андерсена - это библейские сюжеты, переложенные на более близкий, более понятный читателям язык, - говорит Олина Дмитриевна. - Любая его сказка - это гимн человеколюбию, мудрому отношению к жизни и самой жизни как Божьему дару. В знак преклонения перед мудростью, проявившейся в великой простоте, собрание кукольных героев сказок Андерсена Олина Дмитриевна назвала "Розы для Ганса Христиана". А потом всех их - и Русалочку, и Снежную королеву, и трубочиста и его пастушку, и китайского императора из сказки "Соловей", и стойкого оловянного солдатика с балериной, и Оле Лукойе - показала соотечественникам датского гения, вызвав немалый восторг, но и немалые споры.
Дело в том, что маленького волшебника, приносящего нам цветные или черные сны Оле Лукойе, в Дании принято представлять в образе мальчика в ночной рубашке и колпаке. А в коллекции Олины Вентцель Оле Лукойе, к изумлению датчан, оказался седовласым старичком в нарядном, но строгом сюртучке.
- Пришлось объяснять, что Оле Лукойе не может быть маленьким мальчиком. Ведь по замыслу Андерсена, это своего рода судья, который приходит к нам каждый вечер, и в зависимости от сотворенного нами раскрывает над нами либо цветной, либо черный зонт, - рассказывает Олина Дмитриевна. - А разве может быть судьей малыш, не знающий жизни, не успевший еще толком ничего испытать на своем веку? Надо сказать, среди выразивших удивление была и датская королева. Однако услышав доводы художницы, Ее Величество не только согласилась с ними, но и сказала: "Вы показали мне, что такое настоящая русская душа".

"Мой Пушкин"
- Чтобы из маленького человека вырос настоящий человек, ему обязательно надо читать Пушкина, - говорит Олина Вентцель. Пушкинская тема для Олины Вентцель - постоянный источник вдохновения и новых идей. Есть в ее коллекции и сам Александр Сергеевич, и его красавица жена Наталья Николаевна, и его герои. А вскоре появится и няня Арина Родионовна. К 200-летию великого русского поэта Олина Дмитриевна Вентцель взялась за проект, равных которому по масштабу не было в мире никогда и нигде - она решила создать уникальный цикл из 55 кукол под названием "А.С. Пушкин и его литературные герои". Целый год художница читала и перечитывала его произведения, мастерила шляпки, кокошники, обувь, бальные платья, сюртуки и жабо - строго в соответствии с модой той эпохи. Отдельным этапом стала работа нал самими персонажами.
И в день рождения Поэта в Москве в музее имени А.С. Пушкина Олина Вентцель открыла "Пушкинский бал". Гостей встречали подверженный сплину Онегин и романтичный Ленский, хохотушка Ольга и печальная Татьяна, лучезарный Моцарт и угрюмый Сальери, старая графиня из "Пиковой дамы" и красавица Мария из "Бахчисарайского фонтана" и многие-многие другие. А потом эта выставка экспонировалась еще и в любимой Олиной Дмитриевной Дании. Тогда ратушу на центральной площали Копенгагена, где разместилась экспозиция, посетили 7000 человек. И каждый день две недели подряд над Данией поднимался русский флаг.

Праздник в сердце
Совсем скоро в столице в стенах Художественного музея им. А.С. Пушкина вновь заиграет торжественная музыка и залы вновь наполнятся восхищенными возгласами поклонников художницы Олины Вентцель. Ведь в мае здесь откроется очередная персональная выставка Олины Дмитриевны.
На этот раз сюда на "Всемирный маскарад" соберутся герои самых разных литературных произведений и самых разных исторических эпох.
- Мне хочется провести своих зрителей сквозь Время и показать, как скоморошьи забавы и уличные маскарады с веками превращались из простых народных праздников в грандиозные карнавальные действа, - рассказывает Олина Дмитриевна. - И если у посетителей выставки в сердце поселятся радость и чувство праздника, значит, наша работа была не напрасной.

«Руки Мастера»

Как показывает практика, кукол можно делать из любых материалов, оказавшихся под рукой. Одни лепят их из глины, пластика, папье-маше и даже из специального "соленого" теста. Другие вырезают кукол из дерева. Третьи шьют из ткани. Но есть среди многочисленных техник особая - фарфоровая. Создать куклу из фарфора - это, что называется, "высший пилотаж". Недаром фарфоровых кукол принято называть кукольной аристократией.
Их изготовлением сегодня занимаются единицы. Одним из лучших в мире мастеров-кукольников, работающих с фарфором, признана наша соотечественница Олина Вентцель.
Олина Дмитриевна, с чего начинается работа нал куклой?
- Прежде всего с настроения. Надо всегда помнить, что создание куклы - это, если хотите, сакральное действо, ведь мы создаем себе подобного. И потому начинать работу над новой куклой можно только в хорошем настроении. Я далека от всевозможного суеверия и мракобесия, но не раз убеждалась на собственном опыте: наша энергетика передается нашему произведению, чем бы оно ни было - книгой, музыкой, и уж тем более куклой.
- Что для вас самое главное в кукле?
- Самое главное, это тот посыл, который заложен в ней. Можно много говорить об уровне мастерства, о профессиональных приемах, но для меня крайне важно, чтобы мои куклы воспринимались зрителями не просто как некий мастерски сделанный, одетый в искусно сшитый костюм, предмет, мои куклы - это приглашение к размышлению. Поэтому для меня, как для художника, самое главное в кукле - это прежде всего глаза, выражение лица.
Кукла, что называется, оживает в первую очередь за счет хорошо сделанных глаз. Поэтому я использую особый прием - глаза моих кукол "утопленные" и "написанные". Благодаря этому они смотрят как бы изнутри, возникает эффект заглядывания в душу. Даже в тех случаях, когда у моих кукол есть реальные прототипы, я не стремлюсь к портретному сходству. В истории с куклами документальная достоверность ни к чему. Гораздо важнее уловить и передать характер человека, которого ты воплощаешь в кукле. Например, когда я делала куклу Фаины Раневской, эпиграфом к работе выбрала ее фразу из кинофильма "Весна": "Я никогда не была красавицей, но всегда была чертовски мила!" А Александра Вертинского воспринимала как диковинный цветок из Серебряного века, брошенный в наше жестокое время, - поэтому он и получился в роли грустного белого клоуна Пьеро.
- Сегодня нередко можно встретить кукол, которые и куклами-то назвать сложно. Скорее это некие изделия с абсолютно одинаковыми миловидными, но совершенно пустыми личиками, одетые в разные наряды. Совершенно очевидно, что главной задачей мастера в этом случае была демонстрация костюма. Насколько важен, на ваш взгляд, костюм для того образа, который воплощает кукла?
- Разумеется, в моем случае наряд, даже самый филигранно выполненный, - не самоцель. Но и умалять его значение в образе куклы я бы тоже не стала. Константин Паустовский как-то сказал: "А кто не знает, что человек каждый раз, когда надевает новый костюм, совершенно меняется!" В немалой степени это относится и к моим куклам. Все мои герои, образы которых я создала в своих куклах - будь-то реальные люди, исторические или литературные персонажи, - жили или живут в определенную историческую эпоху, с ее модой, с ее представлениями об эстетике. И я уверена, передать характер в отрыве от этих деталей невозможно. Я не люблю неточностей даже в мелочах. Все должно соответствовать, быть "как тогда". Делая куклу Моцарта, например, я потратила немало времени на то, чтобы его парик и камзол в точности соответствовали тем,что носили в XVII веке. Для меня важно, чтобы даже нижние юбки красавиц XIX века были точно такими же, как носили модницы два столетия назад. Поэтому из всех своих поездок я всегда везу материалы - всевозможные тряпочки, бусины, брошки, кружева, пуговицы, тесьму. Честно говоря, я и сама умею "старить" ткани, но невозможно передать то удовольствие, которое я получаю, когда удается где-нибудь в антикварном магазинчике или на блошином рынке откопать кусочек какого-нибудь старинного гипюра. Вещи, "пожившие" на этом свете, тоже могут многое рассказать, особенно если речь идет о кукле, прообраз которой жил столетия назад. Например, наколку в волосы для своей Старой графини из "Пиковой дамы" А.С. Пушкина я сделала из испанского кружева, которому 150 лет. А брошка получилась из крохотной старинной иконки, купленной мной когда-то в маленькой венецианской лавочке.
- В чем заключаются особенности техники изготовления кукол Олины Вентцель? Есть ли у Вас свои секреты мастерства?
- Скажу сразу, никаких особенных секретов мастерства, никакого, из так называемого "королевского чуда", которое передается по большому секрету, у меня нет. Все приемы, которыми я пользуюсь, известны. Моя технология заключается в том, что основа куклы - мягкая конструкция из проволоки. Кукла не должна быть жесткой. У человека, взявшего в руки мое творение, должно оставаться ощущение прикосновения к чему-то теплому, как это бывает, когда берешь на руки ребенка.
Как в любом искусстве, самое главное в создании кукол - это руки мастера, досконально знающего свое ремесло.

«Добрая сказка, где все вам рады»

В отличие от Запада, где кукольное дело уровня pret-a-porte насчитывает если не сотни, то уж точно десятки лет, а производство кукол и их коллекционирование давно стали полноценной частью модной индустрии, в России все только начинается. Впервые отечественные галерейщики обратили внимание на кукол как на художественный объект еще в середине 90-х, но до недавнего времени это была скорее любительская история, жавшаяся по углам и не пытавшаяся заявить о себе как о чем-то, что может представлять интерес для широкого круга. За последний год ситуация резко изменилась. Неожиданно выяснилось, что коллекционирование кукол - едва ли не мейнстрим среди российской политической и творческой элиты. В Москве появились первые галереи европейского уровня, представляющие кукол известных российских и зарубежных мастеров.
Одна из таких площадок - открывшаяся в канун нового года Галерея Анастасии Чижовой. Обозреватель [R]Art Егор Смолянинов встретился с хозяйкой галереи в выставочном зале на Маяковке и убедился, что куклы one-of-a-kind — не просто модный тренд, а начало долгой и интересной истории.
- Анастасия, первое, что бросается в глаза, когда попадаешь к вам в галерею, это удивительное соответствие формы и содержания, кажется, что интерьер и куклы - единое целое. Когда вы оформляли выставочное пространство, вы продумывали это, или просто звезды сошлись?
- Звезды сошлись только на первом этапе, когда мы искали помещение под галерею. Вместе с директором галереи мы отсмотрели десятки вариантов. Среди них были совершенно роскошные, но - на уровне ощущений - я понимала, что это все не то. А когда мы пришли сюда, сразу почувствовали — это правильное место. По энергетике, что ли. Несмотря на то, что всей этой красоты, естественно, тогда не было, а было обычное офисное помещение, которое не ремонтировалось со времен царя Гороха. Ну и потом, это же дом второй половины XIX века, тот самый русский модерн, который очень сочетается с нашими куклами. Когда мы закончили здесь все обустраивать, посмотрели на то, что получилось, и поняли - удалось создать идеальное, практически волшебное пространство.
- Кукольный дом?
- Совершенно верно. Но не в том смысле, как это принято понимать, а так, как это подразумевалось двести, триста лет назад.
- Что вы имеете в виду? - Вы были когда-нибудь в Рейксмузеуме в Амстердаме?
- В Амстердаме был, но до музеев, каюсь, не дошел...
- Так вот, там выставлены два кукольных дома. Именно дома, а не домика. Для того чтобы заглянуть на верхние этажи, там даже к витрине приставлена специальная лесенка. Эти дома делали для королевских фамилий в конце XVIII века. Там поражает проработка всех деталей, мелочей, но и конечно сам масштаб. Поэтому, когда я говорю, что у нас получился настоящий кукольный дом, то говорю о чем-то таком, что настолько органично и замкнуто в себе, что захватывает дух, о некоей, в хорошем смысле этого слова, виртуальной реальности, а не о пластмассовых коробочках из Детского мира.
- Виртуальная реальность — это некий уход от мира, игнорирование того, что происходит "за окном"...
- Так и хорошо. Мы же не говорим с вами о том, что нам надо забыть себя, родных, близких и погрузиться каждому в какие-то свои фантазии. Но посмотрите на это с другой стороны - мы живем в северном городе, у нас девять месяцев зима, постоянно все серое, на улицах грязь и слякоть, недоброжелательность, а то и агрессия. Это среда, которая делает человека понурым, злым, уставшим. И тут этот человек переступает порог и вместо серой улицы, на которой он стоял секунду назад, оказывается в волшебном пространстве, изящном, необычном, может быть, даже утрированно красивом. Это как попасть в сказку. В добрую сказку, где все вам рады.
- То, о чем вы сейчас говорите, совсем не вяжется с тем, что я привык понимать под словом "галерея". Для меня посещение какой-то выставки всегда ассоциировалось с некоей "холодностью", что ли, то есть, приходя куда-то, я не ждал "атмосферы", я ждал "содержания". Более того, я был готов к тому, что атмосфера - в широком смысле этого слова — будет агрессивная, поучающая меня, как, собственно, и все современное искусство...
- То есть вам у нас не понравилось?
- Нет, что вы, напротив. Просто это некие новые для меня ощущения, это не похоже на то, что я видел раньше.
- Но это позитивные ощущения?
- Безусловно.
- Тогда я не понимаю, почему это вас удивляет. Вот представьте себе, что галерея это радиостанция, которая "крутит" какой-то определенный набор исполнителей. Вы едете в машине, у вас в приемнике пятнадцать радиостанций, вы переключаетесь с одной на другую и везде - плюс-минус - набор один и тот же, а потом неожиданно вы находите новую волну, где играет какая-то совсем другая музыка, не похожая на ту, которую вам "предлагали" до этого. Есть ли в этом что-то необычное? Да нет, просто люди дублируют одно и то же по инерции, а потом приходит кто-то, кто говорит: а мы сделаем все совсем по-другому.
- Как правило, такие люди приходят ненадолго, сначала все ими восхищаются, а потом как-то незаметно возвращаются к тому самому "общему фону"...
- Это если эти люди приходят просто с какой-то красивой идеей, за которой по большому счету ничего не стоит. У нас ситуация совершенно другая. Галерея сама по себе не более чем тот самый кукольный лом. Уютный, родной, необычный, но просто дом, оболочка. Главное же в этом ломе — куклы. Замечательные и уникальные работы нашего главного художника автора с мировым именем Олины Дмитриевны Вентцель. Будет галерея находиться здесь или в другом месте, будет выглядеть так, как сейчас, или как-то иначе, не важно, потому что сердце галереи — это куклы. Совершенно волшебные создания, на которые можно смотреть часами, погружаясь в какие-то собственные истории, представляя невероятные события.
- То есть вы рассматриваете куклы не только как, извините за грубый оборот, предмет интерьера, но как некий живой объект, со своей судьбой, историей, как некий проводник, способный дать почву для раздумий?
- Понимаете, по сути, то что делает Олина Дмитриевна, имеет утилитарное название - интерьерная кукла. Еще - учитывая, что не в каждом интерьере такая кукла будет смотреться органично - их называют "дворцовыми". Но это общее определение, надо же как-то это было назвать. На самом деле, и я не преувеличиваю, это живые работы. Каждая кукла делается вручную, и если представить, сколько художник тратит времени на ее создание, сколько вкладывает в нее сил, эмоций, личных переживаний, каких-то своих мыслей о том персонаже или образе, который он выражает в своей работе, то становиться понятно, что будущая кукла просто не может быть бездушным объектом. Это происходит на уровне передачи энергетики - если Бог при рождении человека вкладывает в него душу, то мастер, создавая свою работу, вкладывает в нее часть своей души. То есть передает этой работе капельку божественного начала. Не зря же говорят про великих художников и писателей, что их рукой водит сам Господь.
- Анастасия, мне с самого начала разговора не дает покоя один вопрос, отчасти вы на него ответили, когда приводили в пример радиостанции, и все же, почему в качестве основного направления для своей галереи вы выбрали кукол? Я, до того как идти на встречу с вами, специально посмотрел в Интернете - 90% московских галерей специализируются на живописи и художественных инсталляциях.
- Вы знаете, а никакого специального выбора не было. Для меня это не бизнес-проект, когда садятся и думают, что сегодня (или завтра) будет лучше продаваться. С самого начала, с того дня, когда я познакомилась с Олиной Дмитриевной и увидела ее работы, я поняла, что такую красоту нельзя держать "взаперти", ее надо показывать людям, как можно большему количеству людей. Ведь прекрасные вещи созданы для того, чтобы изменять мир, делать людей лучше и добрее.